Monday

16:34 

Mission impossible

Автор: Mondays
Фэндом: Far Cry 3
Основные персонажи: Ваас Монтенегро, Джейсон Броди
Пэйринг или персонажи: Ваас/Джейсон/пират, Ваас/Джейсон, Сэм и Уиллис (упоминаются)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Стёб
Предупреждения: OOC, Насилие, Изнасилование, Групповой секс
Размер: Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус: закончен
Описание: миссия "Танцор", или "Никогда не верь агентам ЦРУ". Сказ о том, как Белоснежка, стала принцессой Жасмин, о том, что не стоит слушать поддатых патриотов, и амбициозно зажигать около шеста, так как это грозит тем, что на тебя обратят излишнее внимание.

Темная, непроницаемая и невероятно удушливая ночь укрыла Рук бархатистым покрывалом, на темном полотне которого виднелась россыпь самых разных созвездий. Южный остров сегодня не спал, звуковые частоты сотрясались от кульбитов клубной музыки, которая доносилась из темных окон двухэтажного, обширного здания, которое было примечательно не только тем, что горело всеми цветами радуги, а так же тем, что было оцеплено со всех сторон наемниками. Площадка для вертолетов была забита небольшими, пассажирскими «вертушками». У Хойта Волкера наклевывался party hard, который использовался для того, чтобы собрать вместе крупнейших контрабандистов южного полушария. И об этом знаменательном событии знала едва ли не каждая собака, потому что пропустить мимо своих глаз россыпь цветных лучей, а мимо ушей звуки музыки – было банально невозможно. Об этом же узнал и Уиллис Хантли, который с озадаченным видом изучал документы, и то и дело отпивал из высокой фарфоровой чашки, что-то пахучее и кисловато-горькое на вкус. Настоечку, запасы которой он самозабвенно уничтожал вдали от чужих глаз, как-то раз он отобрал у кого-то из местных, этот же человек слил и факт того, что местный грибной самогон гонит какой-то доктор с абсолютно дурацкой фамилией. Ровно после этого Хантли, дабы не сойти с ума, и не забыть о том, что он истинный и исключительно патриотичный гражданин Соединенных Штатов, решил заправляться грибным самогоном всякий раз, когда перед ним вставала сложная задача. Очередная задача, достойная дедуктивного метода небезызвестного сыщика, встала перед ним и сейчас. Разведка с южного острова донесла о том, что на побережье, в ближайшем поселении, планируется масштабное мероприятие для приближенной братии Хойта. Среди оной братии был так же человек, от которого ему, Уиллису требовалось получить некоторые важные сведенья, которые мир, может быть, и не спасли, но ему самому понадобились бы изрядно. Он бы с радостью и сам бы стал вражеским засланцем, только вот если он отведает свинца, то ничего хорошего не случится, как минимум потому, что местная звезда и истинный эталон мщения останется без столь нужной информации, кою мог предоставить ему только Хантли. Путем недолгих соображений было принято единоличное мнение отправить Броди в тыл врага, так как у парня и опыт имелся, и жажда жизни, о втором можно судить потому, что Уиллис его хоронил уже около трех раз, каждый раз выпивая за упокой, и уже на следующий день Броди возвращался пусть и не невредимый, но как минимум живой, он был эдакой местной легендой – которая умирать не хотела и даже не думала. На вызов Джейсон ответил быстро, и недолго думая согласился на встречу, скорее из меркантильных побуждений, относящихся к сфере того, что чем больше он работает, тем ближе становится тот момент, когда он сможет покинуть осточертевший ему остров. Недолго объясняясь агент, скинул вызов и принялся ждать, продолжая изучать полученные документы и прихлебывая настоечку. Джейсон появился на пороге незаметной, серой тенью, и, услышав громкое покашливание, Уиллис аж дернулся от неожиданности, едва не опрокинув стакан с рыжеватого цвета жижей.

— Колокольчик себе на шею вешай, Джейсон, больно тихо ходишь. Настоечки хочешь? – Сначала процедил, а после заботливо поинтересовался американец, и покосился на объемистый термос, туда же покосился и вечерний визитер, на термос Броди смотрел подозрительно, и отрицательно покачал головой. Хантли отмахнулся, ссылаясь на то, что молодое поколение банально не ценит натуральных продуктов, и, не теряя времени даром придвинул к краю стола пачку документов, а сам полез в ближайший ящик из которого достал черный, брезентовый вещмешок.

— Казуара где припарковал? – Джейсон отвлекся от бумажек и с долей непонимания уставился на Хантли, агент, конечно, скомандовал ему «оседлать синюю курицу», но Джейсон и не думал, что все настолько серьезно. Подавив в себе желание поинтересоваться, сколько же все-таки выпил отставной работник ЦРУ, Броди пожал плечами и оставил выбор ответа за самим Хантли. Тот нарочито тяжело вздохнул.

— Да уж, да уж, а перья нам понадобились, - покосившись на Уиллиса, как на долбоеба, Джейсон тряхнул головой и вновь углубился в чтение. Из всего прочитанного он понял только то, что предстоит забраться куда-то далеко, где будет много врагов и мало шансов на выживание. А задания с каждым разом становились все сложнее. Положив документы на стол, он вопросительно посмотрел на вещмешок, не имея никаких представлений о том, что там может находиться.

— Это твое, можешь посмотреть, в этом ты сегодня будешь работать, - Уиллис снова приложился к чашке, Джейсон поставил мешок на стол и дернул за завязки, на стол вывалились голубые трусы, пояс с цацками, полупрозрачные штаны и пара наручей (для того, чтобы скрыть татау). Вся, так называемая, «амуниция» была выполнена в голубых тонах и наводила на неоднозначные мысли. Джейсон покосился на агента взглядом плотоядного василиска, если это шутка, то абсолютно не смешная.

— Нет, ну такой ты умный. Вот как ты, даже с твоими умениями, пройдешь через целый кордон наемников незамеченным? Там все строго, Броди, даже мой человек тебя туда не протащит. А вот в роли работника, ты вполне себе гармонично впишешься во все происходящее, - мужчина с деловитым видом протирал зеленоватые стекла своих очков краем белого, видавшего виды пиджака, и шутить явно не собирался, - Так что собирай манатки, и вперед, на запад. Там, на территории приморского аванпоста тебя будет ждать мой человек, его ты точно узнаешь, он тебя проинформирует и все объяснит. Джейсон, я не прошу тебя убить Голиафа, или поймать единорога – просто переоденешься и будешь танцевать, а там, в нужный момент подсуетишься где надо и все будет в порядке.

— Да какого черта я, воин, мать его, Ракьят, должен плясать перед наемниками в одних труселях?! – Захлебываясь от гнева грубовато поинтересовался взбудораженный Броди, отрезвить которого смог только рассчитанный удар по уху, а потом и по другому, профилактики ради.

— Потому, что у тебя судьба такая, все, заканчивай детский сад, машина ждет на выезде из Бэдтауна. Удачно добраться, - дав понять, что разговор закончен, Хантли продолжал истреблять запасы грибного самогона, а Джейсон, с ворчанием сложив все вещи в сумку, дернулся в сторону входа. В конце концов, в кой-то веке все может пройти и без потерь, убедив себя, что страдать он будет ради благого дела, Джейсон, летящей походкой вышел, хотелось бы, что бы за водкой, но нет, вышел и бодро потрусил к ожидавшей его машине.

* * *


Встал Джейсон явно не с той ноги, потому что в водители ему подали редкостного лихача, который мало того, что подвывал какую-то ему одному известную мелодию, так еще и стремился срезать везде, где это было возможно, и даже невозможно. «Скавенджер» в котором они добирались до места был напрочь лишен лобового стекла, а посему продувался всеми ветрами. Отсчитав задницей не менее пятидесяти кочек, и около восьми раз приложившись башкой о железную балку над своей головой, Джейсон все еще терпел, но когда особенно наглый лист местной буйной растительности немилостиво хлестанул его по щеке, терпение Броди лопнуло и аккомпанементом к завыванию водителя, стал отборный мат со стороны горе Воина, который набирал ярости всякий раз, стоило им подлететь. Шофер самозабвенно выл, Броди матерился, машина скрипела, а в ушах свистел ветер. На очередном повороте с грохотом отлетела передняя подвеска, водитель взвыл громче, Джейсон вцепился пальцами в дерматиновую обивку сиденья и выдал очередной словесный вираж, суть которого сводилась к тому, что он всех глубоко ненавидит. Когда впереди нарисовался ряд столбиков, кои были обтянуты сеткой с пущенной поверху колючей проволокой, Джейсон вцепился одной, рукой в ручку двери, а другой в край сиденья, что спасло его от кратковременного полета через отсутствие лобового стекла. Когда машина полностью остановилась, парень моментально из нее выскочил, не забыв прихватить вещмешок и «Скорпион». Караульный заботливо подсказал где расположился провожатый, описанный такими прилагательными, как: грубый, злобный и нехороший, и Броди, полный решимости за то, что после поездки с ветерком ему больше ничего не страшно, вломился в главное помещение аванпоста. Встретил его поток отборной немецкой ругани, и дуло крупнокалиберного пистолета, Джейсон вцепился пальцами в цевьё «Скорпиона».

— Wer zum Teufel sind Sie? – Поинтересовался абсолютно лысый, крайне бородатый и расписанный чуть ли не под хохлому индивид, занявший боевую позицию на кровати. Броди туповато улыбнулся, понимая, что между ним и потенциальным провожатым вырастает неприступный языковой барьер, так как парень знал только родной английский и набор мата на самых разных языках. И все-таки, припомнив, что лучшая защита – это нападение, он решил переть напролом.

— Моя твоя не понимать, по-человечески говори, - парировал Джейсон, и дернул «Скорпионом». Бритоголовый аж приподнялся на локтях, явно недоумевая от факта того, что кто-то решился ему дерзить, тут же щелкнул предохранитель, и отнюдь не на оружии Джейсона.

— Я тебе по-человечески и говорю, Dummkopf. Чьего племени будешь? – Прорычал сориентировавшийся мужчина и прищурился пуще прежнего.

— Человеческого. Джейсон я, Джейсон Броди, меня Хантли послал, - решив, что затеять сейчас потасовку будет не лучшим решением отрапортовал Джейсон, и расцепив пальцы выпустил из них оружие. Человек сделал тоже самое и поднялся на ноги, приблизился, и решив, что-то для себя, хлопнул Броди по плечу и улыбнулся.

— Ja, теперь понял. Отлично, времени у нас мало, поговорим по дороге, ты пока что переодевайся, а я пойду лодку заведу, - не ожидая реакции со стороны Джейсона, мужчина удалился за дверь. Парень с деланной брезгливостью покосившись на вещмешок принялся раздеваться, и раздевался он куда дольше, чем надевал «одежду», потому что от так называемой одежды, было одно только название. Закончив с перевоплощениями, Броди покинул главное здание и бочком-бочком, как можно незаметнее направился в сторону тарахтящей и чихающей черным дымом лодке. Мужчина озадаченно оглянулся в его сторону, и в тот же момент прыснул со смеху, заставив Джейсона нахмуриться.

— А ведь не врут слухи. Ни дать, ни взять – принцесса, только не Белоснежка, а Жасмин, - ввинтил бритоголовый и заржал еще громче. Ловко заскочив на борт, Джейсон, от души приложил наемнику по хребту, данная манипуляция, как и ожидалось привела его в чувства.

— Ладно-ладно, пошутил и хватит, поехали, а то если задержимся, начальство будет недовольно, - о каком именно начальстве говорил мужчина, Джейсон не взялся судить, да и ненужно ему это было. Забившись в самый дальний угол с видом нелюбящего всех и вся хорька, Броди сжался, пытаясь спрятаться от соленого, морского ветра, что удавалось ему с попеременным успехом, и в итоге он все равно промерз до костей. Видя неудобство пассажира, мужчина накинул на плечи Воина-который-будущий-танцор, свою куртку, которую Джейсон демонстративно откинул в сторону, но после, думая что его никто не видит, все равно забрал и накинул на голые плечи.

— Как тебя хоть зовут? Кстати, Хантли говорил, что ты меня проинформируешь, - как бы невзначай начал разговор Джейсон в это время смотря куда-то вперед, туда, где уже начинала рисоваться черная полоса южного побережья.

— Сэм Бекер, твое имя я знаю, его все знают. По поводу информации – если проберемся на территорию без лишних запарок, то тебе надо будет какое-то время выждать, потом подошлем тебя к «клиенту», накапаешь ему «сыворотки правды», все узнаешь и с умиротворенным видом делай ноги, главное, чтобы панику не подняли, но это уже моя забота. Все понял? Ладно, а вот теперь по поводу того, что надо будет узнать… - Всю оставшуюся дорогу Сэм оглашал список вопросов, после каждого ссылаясь на то, зачем это надо и как это поможет самому Броди, который, конечно же, за просто так работать не собирался. За сим обсуждением прошел последний отрезок пути, и уже вскоре перед ними вырос южный остров, а лодка заскребла дном по отмели. Напоследок, Сэм отобрал у Джейсона «Скорпион», и вручил ему маску сделанную местными умельцами, о том, что делали ее именно местные, можно было судить потому, что изображала она морду Великана, только окрашена была не в красный, а в темно-синий, что, впрочем, мало смущало. Так же Джейсон получил пузырек с пентоталом натрия, той самой «сывороткой правды», которая обладает рядом крайне интересных эффектов и, выслушав все ценные указания из серии: тех не трогай, на этих не смотри, до таких-то не доебывайся, спрыгнул на берег и потрусил вперед. Бекер шел сзади и вошел в роль плохого парня, а посему подгонял он Джейсона, который по легенде был как бы рабом (потому что туземцев Хойт не любит, а его наемники только и умеют, что стрелять) не только раздраженными окликами, но и тычками пистолетного ствола в спину. Матерясь, но уже про себя, они проходили мимо присвистывающих наемников, которые косились в сторону Джейсона жадно и оценивающе, а на Сэма с неприязнью и долей зависти. Чем ближе они подходили к разноцветному клубу, в котором уже вовсю играла музыка, тем больше становилось наемников, которые помимо всего прочего отличались еще большей внимательностью и подозрительностью. У черного входа их остановил здоровенный детина.

— Кого это ты приволок, Сэм? – Покосившись на Джейсона пробасил охранник малоприятной наружности и перевел взгляд на коллегу. Бекер пожал плечами.

— Хойт говорил, что там место есть вакантное, вот я и притащил человека, всяко лучше чем пустое место, начальство то хочет, чтобы все было чинно и красиво, - ответил наемник. Охранник, подумав, все-таки отошел в сторону освобождая дорогу, Броди юркнул в открывшийся проем и Сэм последовал за ним следом. В помещении воздух был жарким и душным, Джейсон зажмурился, чувствуя, как тепло обволакивает и согревает его кожу, а после посмотрел на Сэма, ожидая очередных указаний. Мужчина показал в сторону невысоко пьедестала, на котором сиротливо стоял одинокий, никем не занятый шест. Поняв все без слов, Джейсон пошел вперед, только по дороге соображая, что было глупо соглашаться на всю эту авантюру, только вот отступить уже не получится, и путь один – идти до конца. Прикоснувшись пальцами к холодному металлу, Джейсон повел рукой вниз, в голове замелькали картинки того, что он мог видеть в фильмах, или при посещении питейных заведений, где девицы показывали чудеса стриппластики. Боязни сцены у Джейсона не было, к тому же голубоватый свет, бивший в глаза не давал рассмотреть возможных зрителей, а посему, Броди предпочитал думать, что ни одной человеческой души в ближайших пятистах метрах не имеется. Обхватив шест руками, он обогнул его, и остановился – вроде бы ничего плохого, осталось только втянуться в это дело, и все пойдет, как по маслу.

— Это еще че за лебедь?

— Какой к хренам собачьим лебедь? Это хуй пойми что!

— Какую хуйню вы обсуждаете, олухи? Я вас зачем сюда притащил? – Ваас отодвинул от себя зеркало, на котором были выложены три дорожки кокаина и свирепо взглянул на подчиненных, те замерли, зароптали и мгновенно рассосались по своим делам. Начальник пиратского воинства фыркнул, осознавая факт того, что на него работают идиоты и повернул голову в сторону броневика, который каменным изваянием стоял около входа.

— Вот скажи мне, Андре, каким образом вы заживо не варитесь в этих костюмах? – Почесав бритый затылок, поинтересовался пират, кинул взгляд в сторону кокаина и, поняв, что желание погружаться в эйфорию исчезло окончательно, отодвинул зеркало к дальнему краю стола.

— По уставу вариться не положено. Кто тогда службу нести будет? – Из-под забрала тяжелого шлема на Вааса смотрели два ничего не понимающих глаза. Андре, за последний год был самым удачливым, доходчивым, дельным и живучим работником, а посему был удостоен особой чести – гнев Монтенегро на него почти не распространялся. Пират поднялся на ноги и неспешно подошел к ограждению, оперся об него руками и закурил, задумчиво рассматривая расположенное ниже помещение.

— Кого это они обсуждали, а? – Броневик оказался рядом, перекинул пулемет в одну руку и опустил его дулом в пол, приподнял забрало и внимательно осмотрелся, после указывая пальцем в сторону одного из шестов.

— Вон тот типчик, больно интересный, - пират кивнул и присмотрелся к объекту недавних обсуждений. Двигался индивид действительно необычно, топорно, совершенно не пластично, но с неуемным энтузиазмом. Пират криво улыбнулся, под ложечкой неприятно кольнуло, Ваас моментально огляделся, надеясь найти подозрительных лиц, или как минимум увидеть чей-нибудь злобный взгляд, но никого вокруг, кроме его же людей и не оказалось, он вновь взглянул на необычного танцора, и вновь почувствовал, как кольнуло под ложечкой.

— Андре, вот бывало у тебя такое, что на незнакомого человека смотришь, а кажется, что ты его хорошо знаешь? – Задумчиво поинтересовался пират, и не слыша ответа, повернулся в сторону броневика.

— Привести его сюда, что ли? – Неуверенно поинтересовался он, и увидев положительный кивок со стороны начальника, вскинул пулемет на плечо и уже было собрался идти и выполнять поручение, как его остановили жестом.

— Ты останешься тут. А вот вы, точнее ты, - пират повернулся в сторону одного из двух пиратов и указал на него пальцем, - пойдешь исполнять возложенную на тебя миссию, усек? Метнешься вниз, заберешь балерину и прихватишь по дороге виски. На все про все – семь минут, опоздаешь – мозги вышибу. Цель ясна? Отлично, а теперь беги, Форест, беги! – Рыкнув напоследок, Ваас еще какое-то время наблюдал за спешно удаляющимся силуэтом.

На самом деле, на этом празднике жизни быть его не должно было, но в виду того, что пирату стало скучно, было принято решение вероломно ворваться на праздник жизни организованный Хойтом и постараться не поломать ему всю малину. Волкер, конечно, заартачился, мол не положено, и вообще «Идите, говорит, нахуй! У меня тут важное совещание», с одной стороны спорить с начальством чревато, с другой стороны капитулировать в присутствии своих людей, как-то неправильно. Посему пришлось идти на мировую, а так как дипломат из Вааса, как из аскорбиновой кислоты - тяжелые наркотики, вся миротворческая миссия накрылась хуем. Все уже было подумали, что отдых отменяется, как неожиданно все вроде как наладилось, сошлись на том, что взамен, Ваас на месяц делает Хойту пятидесятипроцентную скидку на рабов, и увеличивает объем следующей поставки анаши вдвое. Это уже по ходу дела они узнали, что один из особенных гостей не смог приехать на прием, ввиду того, что лететь на богом забытый остров не захотел, но открестился, конечно же, крайне важными делами, а посему, было решено отдать одну из вип-комнат Ваасу. Так же снабдили шайку-лейку парой шлюх, пакетом кокаина и грантом на почти халявное разграбление местного бара, чем все и пользовались, Ваас – открыто, а остальные трое пиратов – тихорясь, не пил только Андре, он вообще был странным парнем.

Докурив, и выкинув сигарету куда-то вниз, даже не задумавшись о том, что он может кого-то прижечь, пират вернулся обратно в комнату и задумчиво посмотрел на двух шлюх, которые любовно лизались в центре комнаты. Усмехнувшись, он окликнул их.

— Эй, сучки, развлеките меня, что ли, а то скоро у вас появится крайне амбициозный конкурент, - путаны, посмеиваясь, поднялись на ноги, и, покачивая бедрами, направились в сторону пирата, перед которым плавно опустились на колени. Андре тихо фыркнул и отвернулся в сторону танцплощадки, продолжая наблюдать за тем самым амбициозным кадром.

Не наблюдая вокруг оживления, не слыша свистов и наблюдая за тем, что никто не пытается докопаться до горе Воина, Джейсон почувствовал себя уверенней. Самозабвенно извиваясь вокруг шеста, перехватывая его пальцами, и обходя по кругу, он успевал чередовать полученные на острове навыки ловкости и подделывать их под топорный, экспрессивный танец, в большинстве своем Джейсон мог погордиться если не грацией, то, как минимум поджарым телом. Напевая какую-то мелодию, он в очередной раз крутанулся вокруг шеста и выгнулся в спине, от чего на груди выступила пара нижних ребер, а под натянутой кожей, ярко обозначился рельеф мышц. Не сразу он различил начавшуюся неподалеку суету, но стоило слуху поймать несколько слов, как он, не отрываясь от своего занятия, сосредоточился на чужом разговоре.

— Тебе тут вареньем намазано, Scheißkerl? Уматывай, говорю, быстрым шагом, - гаркнул знакомый голос, но неизвестный нарушитель порядка, судя по всему удаляться, не собирался. Разглядеть лицо страждущего не давал голубоватый свет, подсвечивающий откуда-то снизу и настойчиво бивший в глаза таким образом, что как не посмотри, а зал перед тобой был только абсолютной тьмой с редкими всполохами света.

— Не выебывайся, уважаемый, я по делу. Начальство требует балеруна в студию, ничего сделать не могу, так что мне бы мальчика забрать, - вторил ему бодрый голос, который с уважительных ноток, то и дело перескакивал на хамские. Броди мог бы поклясться, что слышал, как щелкнул затвор штурмовой винтовки, которую успел раздобыть Бекер где-то в своих закромах.

— Какое нахуй начальство? Номер комнаты назови-ка мне, а там посмотрим, как сложится.

— Девятый, - после нескольких секунд раздумий отрапортовал нежданный визитер. И Джейсон, в очередной раз извернувшись змеей услышал, как Сэм приблизился к подиуму, а после и различил его смутную фигуру. Выпустив из рук полюбившуюся палку, парень подошел ближе.

— Собирайся, наш клиент. К труду и обороне готов? Молодец. Вещество влей ему в выпивку, а там видно будет, ну, удачи тебе, что ли, - Джейсон кивнул, и особо не волнуясь о предстоящей миссии, спрыгнул на пол, и зашуршал в сторону парламентера, от вида которого Джейсону подурнело, а сам он побледнел и отшатнулся назад. Он обернулся к стоявшему позади Сэму.
- Так это же пират Вааса! – Наемник прищурился как подслеповатый, и присмотрелся.

— Хм. Ну, Ваас же на Хойта работает, а значит, людей тоже выделять должен. Не парься ты, иди уже, у нас все ходы записаны, - голос наемника подействовал ободряюще, и все еще с плохо скрываемой подозрительностью он приблизился к индивиду, который помимо прочего сжимал в руке бутылку «Amaro Montenegro», от названия битера Броди передернуло. В последний раз боязливо обернувшись в сторону наемника, который решил помахать ему на прощание ручкой, Джейсон засеменил за своим новым провожатым уже на ходу строя план дальнейших действий.

Ваас приподнял голову на звук шагов, Андре на этот же звук приподнял пулемет, отодвинул в сторону тяжелую штору и выглянул наружу, судя по тому, как он расслабился, опасности не было. На пороге появился отправленный на стратегически важную миссию парламентер, который, отступив в сторону, явил прекрасное зрелище. Ваас окинул танцора хищным взглядом и жестом дал понять шлюхам, чтобы они прервали процесс увеселения его величества, и уползли восвояси. Пират требовательно вытянул руку, но вместо виски получил битер. Сморщившись, он гневно посмотрел на подчиненного.

— Это еще что такое, блять? Я что просил мне принести, а? А ты что принес, паскуда? Поразвлечься захотел? Ща развлечемся, это мы умеем! Андре, сверни-ка уебку шею, - грузный Андре приставил пулемет к стене и подойдя к попятившемуся пирату, который не знал от чего будет хуже – если он будет стоять на месте, или вздумает ретироваться, схватил того за голову и крутанул ее по часовой стрелке. В позвоночнике жертвы хрустнуло, и тело обвалилось на пол безвольным мешком. Ухватив неудачника за ногу, броневик отволок тушу в темный угол комнаты и вновь занял свою позицию. Джейсон наблюдал за всем происходящим с пониманием того, что он попал в жопу, по другому и не назовешь, и пусть он не видел хозяина комнаты, но мог трижды поклясться, что знал его, голоса своих врагов Броди не забывает. Из полутьмы на свет высунулась крепкая рука, пальцы которой поманили Джейсона ближе.

— Подойди-ка сюда, - елейно раздалось из темноты, и пересиливая позывы инстинкта самосохранения, Броди сделал несколько неуверенных шагов вперед, в это же время борясь с желанием разбить что-нибудь стеклянное и всадить осколок в глотку пирата, а там уже черт бы с ним, что будет дальше. Очертания мужского тела проступали смутно и медленно, понадобилось несколько минут для того, чтобы лицо Монтенегро стало различимым в темноте, у Джейсон дернулся глаз.

— Сюда, говорю, иди, - уже более грубо рявкнул пират, и Броди сделал один широкий шаг вперед, подходя к начальнику пиратов совсем близко. Джейсон непроизвольно дернулся в сторону, когда шершавые пальцы прикоснулись к низу его живота, боязливо посмотрев вниз, он едва поборол в себе желание отступить и дать отсюда деру. О таких неприятностях его никто не предупреждал, и дай бог он выберется отсюда живым – пиздюлей огребут все кому положено, и кому не положено. Ваас плотоядно улыбнулся, и надавил на гладкую кожу кончиками пальцев, продавливая ее, после выпрямился на диване, и рука его поднялась выше, обводя грубо зарубцевавшийся шрам в районе ребер, мелкими и не очень шрамами было покрыто все тело неизвестного танцора.

— Откуда это у тебя? – Выдал пират весьма закономерный вопрос. У Джейсона в голове истерично хохотнуло, так как шрам был получен после сражения за какой-то аванпост, но кому-кому, а пирату об этом знать не положено, а то неприлично, как-то получится. Броди закусил губу, прекрасно зная о том, что под маской этого не видно.

— Долгая история, - понизив голос, отозвался он, и почти не соврал. Пират хмыкнул, резко схватил его за кисть руки, поверх наруча, и потянул вниз. Джейсон упал на пирата, и почувствовал себя идиотом, как минимум потому, что в живот упиралось нечто двусмысленное.

— Я надеюсь это пистолет, - Броди дернулся в сторону, попытался вывернуться, но ничего своими телодвижениями не добился. Пират театрально тяжело вздохнул, - ну ты можешь называть это пистолетом, мне вообще все равно. Кстати, может быть покажешь лицо, мне интересно… - загребущие руки Вааса потянулись вперед, к уродливой маске, но Броди дернулся в сторону и на пол, со звоном выпала ампула с «сывороткой правды», неловкая пауза.

— Че за байда, ну ка ся, че это такое? – Откинув ни живого, ни мертвого танцора на диван, пират встал на ноги, и, подойдя к ампуле поднял ее с пола и придирчиво осмотрел со всех сторон. То ли он недалекий, то ли это был не наркотик. Монтенегро состроив свирепую рожу повернулся к балеруну и взмахнул ампулой.

— Спрашиваю же, блять, че за хуйня из тебя сыпется? Отравить меня вздумал, сука? – Прорычал пират, и Джейсон отрицательно мотнул головой, - А мы это сейчас проверим. Э, ты, ну ка оставь свою подругу в покое, и иди сюда, - откупорив бутылку битера и плеснув его в стакан, Ваас вылил туда же содержимое ампулы. Шлюха покорно, но без энтузиазма выпила предложенное, и застыла на месте с видом невинной овцы. Не происходило ровным счетом ничего. Пират вновь тяжелой тенью навис над жертвой, и не долго думая зажал шею Джейсона в своей руке.

— Слышь, шкура, по-хорошему спрашиваю - что в пробирке было? Быстро отвечай, а то рассвета ты сегодня не увидишь, - рокотал пират в то время, как Джейсон ощущал на себе все прелести кислородного голодания.

— Пентотал натрия, - просипел Джейсон, когда хватка немного ослабла, ровно для того чтобы он мог говорить. Ваас обернулся через плечо, и вновь покосился в сторону сонно потирающей глаза шлюхи.

— "Сыворотка правды", значит, очень интересно, и чем же засланцем ты приходишься? - Джейсон на этот вопрос отвечать не собирался. Пират жестом подозвал к себе броневика, тот вновь приставил пулемет к стене и пошел к начальнику, - ну ка, Андре, давай посмотрим на того, кто прячется под маской, - Джейсон заелозил по дивану, дернулся, извернулся и все-таки ушел из захвата, отскочил к дальней стене и загнанно осмотрелся по сторонам ища окно через которое можно было бы прорваться наружу, но оного тут не было. Броди злобно покосился на пиратов, которые, в конце концов, загнали его в угол. Ваас завел руки жертвы за спину, и, удерживая их одной рукой, второй оглаживал ломаный изгиб ребер, бока и бедра. Когда он прикоснулся коленом к внутренней стороне бедра юркого ублюдка, тот в ответ сдавленно зашипел, явно выражая свое недовольство на этот счет.

— Заткнись, блять, окей? Ты крутой парень, да, мне это нравится, блять, - Джейсон аж весь сжался, и попытался врасти в стенку, но попытка обернулась точно таким же крахом, как и мысль пробиться с боем, казалось, что все пространство впереди загородил собой массивный броневик. Горячий шепот коснулся уха:

— Не дергайся лишний раз, так надо, амиго, и знаешь... - Джейсон непроизвольно дернулся от прикосновения влажного, горячего языка к изгибу своей ушной раковины, по спине пробежали мурашки, - я, кажется, догадываюсь, кто ты, - усмешка, Броди сдавленно рычит, чувствует, как его хватают за загривок и волокут в сторону дивана, Монтенегро с довольной улыбкой шествует рядом. Пират занимает свое место на диване, Джейсон валится на пол около его ног, приподнимается на руках, хочет подняться на ноги, но удар тяжелого ботинка под живот нарушает все его планы.

— Полегче, Андре, - в голосе слышен деланный укор, - я хочу убедиться, покажи мне его, быстрее, блять, - нетерпеливо говорит Ваас. Джейсона сгребают охапкой и обхватывают одной рукой под живот, спина упирается в чужую грудь, кожей Джейсон чувствует все шероховатости бронежилета, каждую заклепку и выступ. Рука тянется к его лицу, горе Воин дергается, но будучи зажатым в тиски ничего сделать не может. Никакой паники, только неприятная горечь во рту. Броневик быстро стягивает маску с жертвы, откидывает ее в сторону и, ухватив Джейсона под подбородок, поднимает его голову вверх. Броди смотрит с ненавистью и раздражением, зубоскалит и глухо рычит, Монтенегро выглядит более чем удивленным.

— Ну нихуя себе, сказал я себе. Вот так встреча. Броди, я, конечно, подозревал, что ты ебанутый, но ты, однако, пошел до победного. Ты теперь из Белоснежки в принцессу Жасмин переквалифицировался, на восточные штучки потянуло? - Ваас почесал бритый затылок, впервые в жизни не зная, что делать, выходка недруга ввела в немалое недоумение. Пират мог ожидать чего угодно вплоть до нашествия древнекитайских самураев, но не того, что у него встанет на человека, который доставлял ему массу проблем и неприятностей. Пират нахмурился.

— Вот какого хуя ты постоянно лезешь туда, куда не просят? Заколебал, вот правда, только вот во второй раз я отпускать тебя не буду, - Ваас желчно усмехнулся, Броди вновь дернулся, пытаясь изобразить попытку саботажа, которая мгновенно была подавлена.

— Андре, как ты смотришь на то, что бы воспользоваться услугами этого амиго? Коль уж по его вине одна из наших красавиц ушла в мир грез, ее кто-то должен заменить, правильно я говорю?

— Правильно, - насмешливо раздалось позади жертвы, трение бронежилета о голую кожу стало еще более ощутимым. К такому повороту событий, Джейсона жизнь не готовила. Ваас протянул вперед руку и впившись пальцами в волосы пленника притянул его ближе к себе, второй рукой он уже расстегивал ремень на брюках, Броди, которому пришлось встать на четвереньки заартачился, вновь завозился на месте, но, услышав, как позади загремел снимаемой броней броневик, оторопел и замер на месте.

— Ваас, блять, лучше убей меня, - прошипел парень, и дернулся, от чего в голове неприятно засаднило.

— Ага, убью, и твой мстительный дух будет преследовать меня всю жизнь, шел бы ты, Броди, нахуй. Сейчас по всем счетам расплатишься, сука суетливая, и это, заметь, не худшее, что могло случиться в твоей жизни, - насмешливо отозвался пират и притянул голову Броди к своему причинному месту. Парень вновь завозился, и в итоге, проникновение получилось более чем неприятным, головка члена вошла слишком глубоко, и Джейсон судорожно закашлялся и попытался сжать зубы, но два просунутых между челюстями пальца не дали этого сделать, слюна, которую было невозможно сглотнуть, потекла по подбородку. Дыхание пирата участилось, Джейсон зажмурился, прикасаясь языком к гладкой, отдающей чем-то терпким и солоноватым коже, Ваас расслабил хватку и терпеливо задавал нужный ему такт, Броди оставалось только повиноваться, и сдерживать себя от желания отрыгнуть съеденную за день еду. Когда рука окончательно убралась с головы, а голова Джейсона двигалась уже по инерции, он позволил себе обхватить член пирата рукой около основания. Приоткрыв глаза, он посмотрел наверх, и, натолкнувшись на внимательный, затянутый похотливой поволокой взгляд, поспешно зажмурился и про себя отметил, что у него сладко заныло в паху. Унизительная, отвратительная ситуация. Уже успевший забыть о еще одном участнике этого действа Джейсон, вновь вспомнил о нем тогда, когда чужие пальцы сдавили одну из ягодиц, отодвигая ее в сторону, по пояснице и дальше, в ложбинку потекло что-то жидкое, Джейсон остановился, отстранился и попытался повернуться, но вновь почувствовал впившиеся в волосы пальцы.

— Команды "отставить" не было, амиго, продолжай, блять, - пророкотало откуда-то сверху. Спустя какое-то время Броди почувствовал как рука незримого штурмовика переместилась с ягодицы к аналу, пара пальцев проникла внутрь, от чего Джейсон дернулся и охнул, Ваас теперь смотрел на то, как развиваются события на заднем фронте и поглаживал Броди по плечу, уже не реагируя на то, что тот вновь остановился. Парень прислушался к своим ощущениям, боли не было даже после того, как к двум добавился еще один палец, было банально неприятно. Прикосновения Вааса к плечам стали более грубыми, менее сосредоточенными, в итоге он просто сдавил плечо парня в своих пальцах.

— Давай, Андре, вот что ты тянешь Машку за ляжку, бля? - Штурмовик глумливо хмыкнул, и без предупреждения резко вторгся в напряженное тело. Броди скрипнул зубами, но не позволил себе кричать, хотя боль и была сокрушительной и умопомрачительной. Вцепившись зубами в свою руку, он зажмурился, чувствуя, как в нем двигается кусок чужой плоти. Монтенегро почти ласково погладил его по голове не отрывая глаз от всего происходящего.

— Расслабься, принцесса, может быть приятнее будет. Давай, не отвлекайся, - член в руке Джейсона чуть дернулся, он попытался отстраниться, но теперь, если он отодвигался назад, то ощущения в заднице становились только неприятнее, пытался соскочить, придвигаясь вперед, натыкался на своего рода кляп. Про себя он уже в десятый раз проклинал все, на чем свет стоит. Сколько продолжалась эта пытка, Джейсон не помнил, он вообще старался не думать, но тот момент, когда штурмовик дернулся назад, обильно заливая поясницу Воина спермой, Броди явственно прочувствовал и скривился. Монтенегро потянул его на себя и опрокинул на диван, краем глаза Джейсон завидел довольную рожу штурмовика, попытался плюнуть в его сторону, но потеряв бдительность, пропустил тот момент, когда Ваас придвинулся к нему настолько, что смог дотянуться до губ. Джейсон отвечал инстинктивно, но поняв, что где-то его наебали, уперся пирату ладонями в плечи и надавил, отстраняя от себя.

— Джейсон, Джейсон, Джейсон... Никогда не перечь мне, блять, - удар кулака пришелся по носу, в котором жалобно хрустнул хрящ, и из которого брызнула кровь, ладонь пирата хозяйски прошлась по внутренней стороне бедра. Джейсон лежал, прикинувшись бревном, и надеясь на то, что если он не будет двигаться, то к нему потеряют всякий интерес, но не тут-то было. Ваас и не думал отступать, увлекшийся своей добычей он и вовсе не замечал ничего вокруг себя, и продолжал самозабвенно кусать, целовать и гладить подмятое под себя тело. Все происходящее казалось Джейсону не таким уж и мерзким. То есть, достоинство было задето, но психика его была чиста и не нарушена, и когда он вернется домой (а он на это все еще надеялся), то пикетов против геев устраивать он не будет. В конце концов, он сам виноват, что ввязался в это, вот теперь и приходится расплачиваться за свои ошибки. Целовал Ваас грубо, покусывая нижнюю губу и с попеременной частотой хрипя то ли от нехватки кислорода, то ли от возбуждения, Броди отвечал неохотливо, постепенно втягиваясь, в итоге он обхватил пирата за шею и притянул ближе к себе. Монтенегро, следуя каким-то своим, незримым правилам, выгнулся и придвинулся ближе, приподняв поясницу Джейсона, он на доли секунды задержав дыхание вошел - плавно и мягко, прислушиваясь к каждому ощущению, пальцы Броди болезненно впились в широкие плечи, оставляя на них красные борозды, пират зашипел и толкнулся вперед.

— Закончи это, пожалуйста, - сдавленно прошептал Броди отворачивая голову в сторону и рассматривая обшивку дивана, пират вышел и вновь вошел, гортанно застонав.

— Я посмотрю на твое поведение, амиго, - отозвался он, и обхватив напряженный член Джейсона пальцами, провел по его длине, сжимая пальцы тугим кольцом у головки, парень зажмурился и выгнулся вперед, пытаясь толкнуться в кольцо пальцев.

— Ненавижу, - прошипел он и подался вперед, насаживаясь и вырывая из глотки начальника пиратов еще один стон.

— Само собой ненавидишь, - Ваас облизнул губы. Движения, как бы не старался Джейсон, не ускорялись, Монтенегро действовал с чувством, с тактом и расстановкой, явно стремясь увековечить этот исторический момент в своей памяти. Своих врагов ему насиловать еще не приходилось, а ведь оказалось, что это так интересно. Навалившись на Броди и окончательно вдавливая его в диван, он все-таки решил смилостивиться, и фрикции стали грубыми и быстрыми, ногти оставляли куда более глубокие борозды, а пот, выступающий на коже неприятно щипал мелкие ранки, самым упоительным было слушать стоны и сбивчивый, нечленораздельный шепот Джейсона, который совсем потерял контроль над своим сознанием, и теперь, кажется, думал скорее не о том, чтобы это закончилось, а пытался чувствовать все от и до. Кончили они далеко не вместе, первым сдался Джейсон, заливший свой живот теплой, беловатой спермой, пират еще какое-то время ожесточенно толкался в податливое, разомлевшее тело, и в итоге залил его изнутри. Тяжело дыша, он отодвинулся в сторону и сел, Броди самым наглым образом вытянулся, вследствие чего закинул свои ноги на бедра Вааса, а получив смачный шлепок по ляжке, недовольно всхрапнул и чертыхнулся.

— Андре, ты зачем до девушки доебался? - Ваас вопросительно приподнял бровь, наблюдая за оргией, творящейся в дальнем конце комнаты, кажется, не только Джейсон потерял контроль. Так и не дождавшись ответа, Ваас опустил взгляд вниз, чужих ног там уже не было, а штора, скрывающая помещение от чужих глаз была неприлично широко распахнута, около нее стоял Броди, который почему-то не спешил уходить и боязливо косился на пирата. Монтенегро на мгновение задумался на тему того, что его сплошь и рядом окружают идиоты.

— Побежал, мудила, или тебе особое предложение нужно! - Прикрикнул на него пират, и Джейсон степным сайгаком умчался прочь. Пират осмотрелся и приметил несколько интересных фактов, во-первых, Джейсон оказался хитрой падлой, ибо спиздил не только бутылку битера, но и амулет, который в целом был красивой безделушкой, но было как-то обидно. Так же находчивый ублюдок прихватил с собой нежно любимый глок, что Вааса окончательно расстроило, и он зарекся, что найдет Воина еще раз, и опять тот будет платить ему по всем счетам.

* * *


— Скажи, видишь ли в предрассветной заре, в проблесках ярких в тьме, чем мы так восторгались? Чьи тринадцать полос в той опасной борьбе, по строжимым валам доблестно развевались? - Уиллис завывал гимн Соединенных Штатов, но звучал он не грандиозно и животрепещуще, а как-то уныло и даже мрачно, дело было в том, что все та же разведка с южного острова совершенно не во время доложила о том, что прилет нужного человека откладывается, а посему получалось, что он отправил черт пойми куда единственного здравомыслящего бойца, которого ему, кажется, подкинула сама судьба. Делать было нечего, а посему приходилось распивать очередной термос с грибной настойкой. Когда агент поднялся на нетвердые ноги и произнес тринадцатый тост за упокой буйной джейсоновой натуры, то дверь его скромного жилища, кажется, снесло с петель, грохот наверху был такой, что мама не горюй. На ступенях послышались грузные шаги, и только теперь агент понял, что, в общем-то надо спасать свою задницу от потенциальных нарушителей порядка. Вцепившись в лежащий под рукой пистолет, он для профилактики сделал несколько выстрелов в район лестницы, дерзкие посетители замерли на месте, а Уиллис вгляделся в темноту.

— Хантли, я тебе глаз на жопу натяну, Luder! - Рявкнул кто-то из темноты.

— А я помогу, - вторил ему второй голос, и агент, опустив пистолет, опрокинул в себя нетронутую, порядочно расплескавшуюся стопку.

— Экась как оно бывает, помогло, - агент обратился к стопке и улыбнулся уголком губы, в очередной раз Джейсон Броди вернулся из опасного приключения после того, как его помянули добрым словом и рюмашкой грибного пойла. Визитеры уже спустились вниз и озадаченно смотрели на пьяного в бурелом агента ЦРУ, которому не то, что вера, ему совесть пить не позволяла. Сэм недоумевающе поскреб ногтями татуировку паука под своим глазом.

— Вот оно что, - в конце концов, ожил Бекер и покосился на Джейсона, который стоял с таким видом, как будто никаких приключений не было вообще, а они просто так, прикола ради, решили довести Хантли до Кондратия.

— Ну-с, давайте-ка по одной и будете рассказывать о своих приключениях, - задорно подмигнув, предложил агент и поставил на стол еще две стопки, разливая в них чудотворную настойку. Джейсон выложил на стол трофейный битер и глок.

— Ахуительное, скажу я тебе, вышло приключение.

@темы: Far Cry 3, Jason Brody, Monday, Vaas Montenegro, fanfiction, slash, Ваас Монтенегро, Джейсон Броди, слэш, фанфик, фанфик - слэш, фанфик-мой

URL
   

главная