Monday

15:49 

Утро начинается не с кофе

Автор: Mondays
Беты (редакторы): adfoxky
Фэндом: Watch_Dogs
Основные персонажи: Эйден Пирс (Мститель, Лис)
Пэйринг или персонажи: Пирс/ОМП
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: OOC, ОМП
Размер: Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус: закончен
Описание: - Твой кофе. Как я и обещал. Без сахара, без сливок, без отравы. Просто кофе, с которого начинается каждый твой день, - незнакомец кивает на стол, на краю которого стоит бумажный стакан.
- Мой день начинается не с кофе, - намек в голосе Пирса не услышал бы только глухой, и следящий усмехается, хакер слышит его хмыканье. Глоток. Кофе до сих пор горячий и жжется, Пирс морщится, но пьет так же, как пил вчера, и позавчера, и еще два дня назад.
Примечания автора: это просто апогей понятия "обоснуя нет, не было и не будет". Но это и не совсем секс ради секса.

Вот уже четвертый день подряд каждое утро Эйдена Пирса начинается со стакана чёрного горького кофе, за которым он целеустремленно направляется в ближайшую закусочную, в которой ему неизменно приходится игнорировать попытки флирта со стороны какой-нибудь юной напомаженной особы, попутно списывая со счетов ее родителей кругленькую сумму, потому что свои «карманные расходы» эти девицы тратят настолько молниеносно, что Эйдену ничего не остается. На самом деле, если игнорировать некоторые неурядицы, ему нравится то положение вещей, которое сложилось за последние несколько дней. Странно, наверное, но ему в чем-то даже нравится делать изо дня в день одни и те же вещи. Когда ты постоянно находишься в центре внимания, куда-то и зачем-то спешишь, сломя голову, за кем-то охотишься и что-то выискиваешь – несколько дней постоянства помогают тебе расслабиться, помогают осознать, что цель твоего сегодняшнего утра не пресловутый душегуб, находящийся по показаниям GPS на другом конце Чикаго, а бумажный стакан черного кофе, который даже не надо отслеживать с помощью смартфона и спец.программ, помогают понять, что единственная твоя проблема - это навязчивая девица за стойкой, о которой ты знаешь больше, чем она сама.

Но жизнь Эйдена Пирса, мужчины, чье имя не имеет явного веса в народных массах, но является значимым в среде хакеров и киберпреступников, была бы смехотворно сказочной, если бы время от времени не заставляла его расплачиваться за свою известность, когда кровью, а когда головной болью и суетой. Пирс понял, что пришло время платить по счетам, когда очередное его утро началось не с кофе, а с надписи на мониторе компьютера – «Привет, парень». Возможно, он бы испугался, не знай он о том, что он заведомо сильнее многих хакеров Чикаго, в конце концов, на его стороне представитель DedSec и некоторые смекалистые ребята, помогающие ему время от времени. Единственные чувства, которые испытал Эйден в тот момент, когда увидел это приветствие, были задумчивость и оскорбленность проявленной кем-то фамильярностью. Пирс спускает ноги с кровати, протирает пальцами глаза и тянется рукой к лежащему рядом телефону. Судя по всему, против него сговорились, потому что телефон вибрирует от входящего вызова, а на экране высвечивается ник Клары: «Хулиган17».

— Это не моих рук дело, Пирс, - спокойно говорит Клара, а потом столь же спокойно, предугадывая мысли Эйдена, добавляет: - Я присматриваю за тобой. Только сейчас заметила вторжение в сеть и решила избавить тебя от труда звонить мне и тратить свои деньги, - в ее голосе звучит насмешка. Клара знает, что денег у Пирса столько же, сколько их во всем мире. Спасибо Профайлеру за неограниченные возможности утоления своих материальных и информационных запросов.

— Кто? – все еще вялым, после восьмичасового сна, голосом спрашивает Эйден, и в его тоне нет ни намека на то, что деланная забота и шутки Клары пришлись ему по вкусу. Как показала практика, он вообще не склонен к такому понятию, как «релакс», а если и склонен, то лишь на какие-нибудь жалкие несколько часов.

— Интересный вопрос, но ответа на него у меня, к сожалению, нет, - говорит Клара, и после этого Эйден обрывает их разговор нажатием сенсорной клавиши. Как показала практика, он не склонен вести долгие беседы. Когда смартфон опять вибрирует, он даже не трудится посмотреть на экран, потому что знает, что там сообщение от этой юной девы, в котором она упрекает его в невоспитанности и отсутствии манер. Пирс позволяет себе натянуто улыбнуться при мысли о том, что малолетняя фриковатая девчонка учит его такту и приличиям, впрочем, мозгов у этой девицы куда больше, чем у многих ее одногодок, что и является решающим фактором их длительного общения и делового партнерства. Пирс решает, что не будет предпринимать ничего серьезного до тех пор, пока вся эта ситуация не начнет выходить из-под контроля, потому что он относится к тому числу людей, которые начинают работать наиболее продуктивно только тогда, когда проблемы из надуманных становятся реальными. Накинув на плечи пальто, он следует в ближайшее кафе, чтобы забрать свой кофе, смерить неодобрительным взглядом очередную баристу и продолжить свое спокойное существование.

* * *


Следующий день Эйдена Пирса начинается с sms-сообщения, посланного со скрытого номера: «Доброе утро. Не игнорируй меня». Попытка вычислить отправителя, к удивлению Пирса, дает свои результаты, и уже спустя несколько минут он загружается в габаритный пикап, настраивая GPS-навигатор.

Район Поуни всегда нравился ему за счет отсутствия высоких домов и чертовой прорвы людей. Колеса машины слегка пробуксовывают на размытой загородной дороге, и Эйдену приходится покинуть уютный кожаный салон, не забыв прихватить с подставки для стаканов свой кофе и две сотни долларов из бардачка. Дорога до точки назначения, в любое другое время длившаяся бы десять минут, занимает у хакера полчаса, потому что идти приходится в гору по размытой дороге, в которой вязнут даже берцы с рифленой подошвой. Когда ему удается взобраться на чертову гору, его потряхивает от холодного осеннего ветра, который на такой высоте и на таком открытом пространстве чувствуется еще сильнее. Кофе уже давно остыл и стакан приходится выкинуть в ближайшие кусты. Пирс надеется на то, что увещевания рекламодателей об экологической ценности подобной упаковки - не очередной миф, и стакан не приведет к какой-нибудь техногенной катастрофе, о которых так любят говорить в нынешние времена.

— Не разочаруй меня, - шепчет Эйден и прикрывает растянутые в тени усмешки губы краем шарфа, скрывая свое лицо наполовину. Когда он все ближе подходит к трейлеру, к которому его привел сигнал GPS и собственный интерес, он уже предполагает безуспешность своего поступка. Накрутив на пистолет глушитель, он мыском ботинка толкает незапертую дверцу и та, со скрипом открывшись, открывает ему доступ в темное помещение трейлера, освещенное лишь бледным голубоватым мерцанием работающего ноутбука. Пирс не сразу обращает внимание на то, что встроенная в крышку ноутбука веб-камера игриво помигивает зеленым индикатором. «Улыбнись и помаши ручкой, тебя снимает НЕ скрытая камера» гласит заставка на ноутбуке, и, раздраженно поморщив нос, Эйден нажимает на спусковой крючок, разнося устройство в пластиковую щепу. Индикатор веб-камеры затухает, и вместе с тем затухает надежда Пирса на спокойный «отпуск».

* * *


Он перебрался из отеля «Сова» в другое свое убежище в районе Мэд Майл: менее габаритное, более укромное и, как ни странно, лучше защищенное. Его расстраивает только то, что теперь за чертовым кофе приходится ходить в кафетерий, находящийся через квартал от ящика, маркированного логотипом «Блюм», которое Пирс переоснастил в одно из десятка своих убежищ. Эйден не обделен чувством юмора, потому что он живет в «Блюм» в буквальном смысле этой фразы. Пирс открывает глаза и осматривается по сторонам. Нигде ничего не написано. Никаких новых сообщений. Никаких сюрпризов. В его сознании смесь интереса, подозрения и едва различимого разочарования - ведь он только начал входить во вкус. Тяжелые капли дождя, бесперебойно отбивающие дробь по крыше ящика, нагоняют на хакера тоску. Небеса над Чикаго рыдают вот уже третий день, и его огорчает то, что он не может хакнуть свинцовые, нависшие над городом тучи. Скорее всего, так всем было бы легче, но это было бы слишком смешно и даже нелепо. Натягивая на себя пальто, Эйден попутно проверяет почту, обновляет новостную ленту и заранее совершает и оплачивает заказ на стакан большого, черного и горячего кофе, к которому он так привык за последние несколько дней. До кафетерия он движется быстрым шагом, задевает плечом случайных прохожих и морщится на их недовольные возгласы и оскорбления, летящие ему в спину. Все люди по природе своей эгоистичны, тогда почему только его хотят упечь за решетку за проявляемый им «эгоизм»? Никогда не верьте новостям, никогда не верьте журналистам, никогда не верьте документальным фильмам про особо опасных преступников – в этом мире вы можете верить только себе.

Когда он плечом отталкивает дверь кафе, вода с него льется в три ручья. Никки давно говорила, что ему стоит обзавестись зонтом, но он постоянно забывает про этот совет. Возможно, сегодня он найдет время заглянуть на eBay. Он принимает пакет, маркированный логотипом кофейни, из рук молодого парня и от пакета терпко пахнет свежим кофе. Ему желают доброго утра и хорошего времяпрепровождения, а потом выказывают надежду на то, что он еще заглянет в это кафе. Эйден не слушает этого щебечущего восемнадцатилетнего подростка, он смотрит на плазму висящую за его спиной.

«Поверил в то, что я отстал от тебя? Нет. Я все еще НАБЛЮДАЮ за тобой, мститель».

— Ублюдок, - раздраженного говорит Пирс, и парень за стойкой замолкает в замешательстве. Он извиняется и обещает заглянуть сюда завтра. Оставив на стойке двадцатидолларовую купюру, хакер покидает кофейню, надеясь как можно скорее укрыться от злополучного наблюдателя.

«Сам такой», - появляется надпись на плазме в кафетерии, но Пирс уже не видит этого, он думает о том, что скоро он обзаведется еще более тяжелой формой паранойи. Он думает о том, что следящего надо найти и постараться не убить в первую же секунду. Он думает о том, что, как ни странно, он рад возвращению этого наблюдателя в свою жизнь. Он думает о том, что кому-то удалось заинтересовать его, и это признание раздражает. Кофе жжет губы и язык, но согревает продрогшее нутро. Ему просто нужны силы и время, и все как обычно сложится само собой.

* * *


На следующий день в дверь его убежища стучат, и в этом стуке слышится что-то нервозное. Эйден не понимает, какого черта кому-то потребовалось в девять утра стучать в ящик «Блюм», стоящий в темном переходе. Разве что этот кто-то знает о том, что он здесь. Когда Пирс рывком открывает дверь контейнера, под его раздраженный взор попадает неряшливо выглядящий старик, по внешнему виду которого можно с точностью сказать, что постоянного места жительства у него нет. Старик протягивает ему бумажный пакет, ровно такой же, какой вчера ему дали в кафетерии. Подозрительно, слишком подозрительно. Старик разворачивает пакет, там – стакан кофе и пластмассовый, одноразовый телефон с приклеенным на него стикером.

— Кто дал тебе это? – в голосе Эйдена нет даже намека на дружелюбие. И в ответ на его слова, старик показывает на свои рот и горло, а после показывает пальцами крест. Немой, значит. Прежде чем Эйден успевает, что-либо сделать, бомж скрывается в темных переулках, особенно темных из-за пасмурной погоды. Присев на кровать, хакер достает из пакета стакан и телефон. На стикере: «Включи меня». Это не кончится ничем хорошим, но, тем не менее, он все равно нажимает на кнопку активации. Заставка, звуковой сигнал, вибрация – все как обычно, никакого намека на взрывное устройство или еще какой-нибудь неприятный сюрприз. Он не успевает даже сделать глотка, как телефон издает мерзкую трель входящего вызова, который Эйден не думая принимает.

— Доброе утро, - говорит ему искаженный, роботизированный голос. - Уже попробовал мой подарок на вкус? Я ничего не перепутал? – Пирсу все-таки удается сделать глоток, и он надеется на то, что подарок следящего не сдобрен парой таблеток цианистого калия.

— Я пью без сахара, - говорит Эйден и все же делает еще один глоток.

— И это все, что ты мне скажешь? – кажется, он слышит обиду.

— Не люблю тратить свое время на навязчивых мошек, - равнодушно говорит Пирс, сохраняя на своем лице выражение спокойствия. Он знает, что за ним могут наблюдать. Он знает даже то, что человек на другом конце провода прямо сейчас может замерять его пульс и сердцебиение, но это в себе он не может контролировать.

— Ты волнуешься. Не надо. Я безобидная мошка, - одноразовый мобильник насмехается над ним. Это почти обидно.

— Думаю о том, с какой стороны буду дырявить твою черепную коробку, - очевидная ложь, Эйден не любит мараться в чужой крови, и тем более в чужом мозговом веществе. Но на все могут быть исключения.

— Как грубо, - разочарованный вздох звучит слишком наигранно, - я ведь сделал тебе такой хороший подарок, тебе даже не пришлось сегодня тащиться несколько сот метров под проливным дождем.

— Сахар. Его слишком много.

— Я просто стараюсь сделать твою жизнь хоть немного… «слаще», но так и быть, в следующий раз сделаю все так, как надо.

— Следующий раз?

— Завтра в Парк-Сквер, в том твоем очаровательном укрытии, которое ближе к реке. До скорого, и на этот раз не верь GPS, только зря потратишь время, - Эйдену кажется, что человек на другом конце провода беззлобно усмехается над ним. На дисплее его телефона сигнал GPS ведет за угол переулка, в котором он сейчас находится. На стене переулка он находит еще один стикер. «Испытание чужого терпения можно считать успешным, если оно лопнуло. Крутиер Б». Пирс глухо рычит от раздражения и, смяв в руках желтоватый квадрат бумаги, выкидывает его и пустой стакан из-под кофе в мусорное ведро. Одна из камер медленно проворачивается, следя за ним до тех пор, пока он не скрывается в нутре контейнера.

* * *


Он до последнего не мог поверить в то, что ему удастся посмотреть в глаза того, кто так ловко обводил его вокруг пальца все эти несколько дней. Судя по тому, как быстро открылся следящий, никаких неприятных фокусов он выдавать не намерен. Впрочем, Эйден Пирс уже давно разучился верить людям на слово, именно поэтому, поставив блестящий наполированными боками мотоцикл на подножку, он вновь накручивает глушитель на пистолет и зажимает в руке генератор помех. Просто так, на всякий случай, ему надо позаботиться только о том, чтобы не нажать на спусковой крючок раньше времени. Обойдя контейнер со всех сторон и не заметив ничего подозрительного, он медленно подходит к двери. Нетерпение, интерес, азарт – давно мертвые, но вновь разбуженные чувства. Вокруг ни одной живой души, в такой ранний час люди предпочитают спать. Солнце только начинает проглядываться на горизонте и окрашивает улицы шумного, но такого далекого сейчас города в оттенки кроваво-алого и рыжеватого. Свежо, влажно и прохладно. Пирсу тяжело дышать в густом тумане, скопившемся около реки, его потряхивает в плечах, но оружие он держит крепко. Дверь поддается со второго раза, отодвигается с надрывным скрипом и щелкает, встав в пазухах. Внутри пахнет горячим пластиком, пылью и терпким черным кофе.

— Доброе утро, - приветствует его темнота, Эйден видит лишь очертания фигуры, проступающие в свете мобильного телефона в котором копается следящий, сидя на краю его койки. Он полностью игнорирует возможность нападения, он не боится за свою жизнь, он контролирует себя, полностью уверенный в своих расчетах. Эйден убирает пистолет в кобуру и щелкает тумблером света.

— Сегодня холодно, - говорит он так, будто они знакомы с этим человеком уже очень давно. Отношения, построенные в сети, всегда кажутся такими – весьма длительными, хотя на самом деле им всего пара дней.

— Твой кофе. Как я и обещал. Без сахара, без сливок, без отравы. Просто кофе, с которого начинается каждый твой день, - незнакомец кивает на стол, на краю которого стоит бумажный стакан. Эйден, кажется, впервые в жизни чувствует себя несколько неловко. Вся эта ситуация сбивает его с толку. Он не привык к тому, что кто-то так с ним общается, он привык к тому, что кто-то сразу начинает угрожать, кто-то объясняет, кто-то пытается казаться симпатичным, кто-то флиртует. А тут абсолютное непонимание происходящего: то ли равнодушие, то ли насмешка, то ли доброжелательность. Но кофе он все-таки берет.

— Мой день начинается не с кофе, - намек в голосе Пирса не услышал бы только глухой, и следящий усмехается, хакер слышит его хмыканье. Глоток. Кофе до сих пор горячий и жжется, Пирс морщится, но пьет так же, как пил вчера, и позавчера, и еще два дня назад. Он отворачивается для того, чтобы закрыть дверь контейнера, чтобы не запускать в помещение утренний холод. Неизвестный отрывается от своего смартфона и Пирс чувствует, что сейчас он стоит у него за спиной, одна рука Эйдена лежит на поверхности двери, а другая держит стакан с кофе.

— Я безобидная мошка, не забыл? – насмешливо говорят ему практически на ухо, от чего по спине пробегает легкая волна мурашек. Слишком близко. Пирс чувствует, как следящий забирает у него кобуру с оружием, раскладную дубинку и телефон. Аккуратно и неспешно, не желая провоцировать слишком резкими или грубыми действиями. Все изъятое он откладывает на стол.

— Просто безобидная мошка не хочет стать мертвой, понимаешь? – чужие руки прикасаются к нему сквозь ткань одежды, прощупывают в поисках неприятных сюрпризов. СВУ и «глушилки» следящий оставляет ему, потому, что сейчас эти примочки Эйдену не помогут, да и нужна ли будет эта помощь? Он кивает головой на риторический вопрос, а после медленно поворачивается, тоже не желая провоцировать.

Парень, хотя скорее мужчина, на глаз чуть старше двадцати пяти, может быть двадцать восемь или двадцать девять, без профайлера трудно сказать. Одного роста с Пирсом, комплекция стандартная. Из-под капюшона утепленной толстовки видны выбеленные, сухие волосы и выбритые виски. Глаза серые, хотя, скорее всего это линзы, выглядит слишком неестественно. Татуировка на шее, из-за легкого шарфа не видно, как именно она выглядит. Весьма примечательная личность, хотя Пирсу до этого встречались и еще куда более яркие индивидуальности, на фоне которых следящий блекнет.

— Как кофе? – Эйдену почему-то очень хочется врезать этому человеку по лицу, он раздражает его своей прямолинейностью и тем, что недоговаривает, тем, что ведет себя не так, как множество остальных до него.

— Что тебе от меня нужно? – прямолинейно интересуется Пирс, полностью игнорируя вопрос незнакомца. Он все еще слишком близко, рассматривает его без всякого стеснения, хотя хакер предполагает, что следящий уже давно изучил его со всех сторон.

— Просто… хочу помочь тебе расслабиться. Как тебе такой вариант? – Пирс думает о том, что даже гематомы на этом лице будут смотреться уместно и привлекательно, а потом мотает головой, отгоняя от себя неуместные мысли.

— Слабо верится, - с каждым сказанным словом в голосе Эйдена все больше раздраженных ноток. Следящий морщится и отступает на несколько шагов назад, отходя к стеклянной перегородке, за которой находится душевая кабина, уступает клочок свободного пространства.

— Ты мне нравишься, Пирс, ну… в прямом смысле этого слова, ага? – клин клином, как говорится. Эйден может понять то, что неизвестный отвечает прямолинейностью на прямолинейность, но такого поворота он не ожидал, хотя вариант был, но в подобном раскладе следящим была девушка. Эйден молчит и ошарашено смотрит на стоящего напротив него блондина, противоречивые чувства, сталкивающиеся в нем, мешают думать и анализировать.

— И… и что ты мне предлагаешь делать? – Пирс разводит руки в стороны, а в его голосе звучит смесь непонимания, удивления и растерянности. Блондин тихо посмеивается, наблюдая за ним.

— Ну, ты можешь или уйти, или присесть и продолжить общаться со мной, - следящий сначала показывает на дверь, а потом вытягивает руку в сторону дивана в приглашающем жесте. Эйден садится на диван, в его жизни подобное происходит не часто, и к тому же он уверен в том, что сможет уйти в любой другой момент, когда все происходящее ему наскучит. Блондин садится рядом, сохраняя личное пространство.

— Меня зовут Кайн. Безобидный хакер, иногда взламываю чужие счета, чтобы как-то жить, ну и вот в последнее время начал влезать в чужую частную жизнь, как ты мог заметить, - он говорит так, что ему хочется верить, и Пирс ему верит. Это странно, хотя после всего произошедшего действительно странно то, что он до сих пор чему-то удивляется.

— Я слышал о тебе в новостях, а потом кое-кто дал мне на тебя наводку. Они составили кое-какой психологический портрет на тебя, и мне захотелось тебя… развлечь, - паузу между последними двумя словами блондин делает нарочно, и Пирс это понимает. Забавный человек, пусть и несколько странный.

— Развлечь в смысле… - Эйден не договаривает потому, что не знает как сформулировать свою мысль, но интонации его голоса звучат куда более понятно.

— Да, в том самом. Я понимаю, что звучит просто чудовищно и, может быть, отвратительно, но, раз последние несколько дней твоей жизни похожи на дурдом, зачем отказываться? Тебе от этого не станет хуже, да и вынуждать я тебя не буду. Наверное, я просто слишком прямолинейный, да? Просто я не знаю, как объяснить, - Пирс слышит в голосе Кайна растерянность и смущение, его доводы в чем-то смешны и абсурдны, но все-таки этот человек смог его заинтересовать, смог сделать это крайне изощренным способом и, если честно, Эйдену интересно, что будет дальше.

— Что мне надо делать? – если бы он не умел контролировать себя, то, скорее всего, смутился бы. Не каждый день грозный хакер Чикаго чувствует себя юной девственницей. Кайн перестает бубнить и смотрит на него с удивлением, скорее всего, он ожидал того, что мститель выкинет его отсюда, поддав пинка для ускорения. Пирс любит неожиданные маневры.

— Просто сиди. Можешь закрыть глаза и представлять что-нибудь приятное, типа того рейтингового ролика, который ты смотрел неделю назад. Хм… это лишнее да? Окей, - слишком спешный, сбивчивый, сейчас он не похож на того невозмутимого и самодовольного человека, каким был несколько минут назад. Эйден поднимается на ноги и раздевается, оставшись в одной футболке и штанах, он усаживается обратно на кровать и прислоняется спиной к стене. Значит, историю его посещений он тоже смотрел. Интересно. Весьма щепетильный и дотошный подход к делу. Ему это нравится. Пирс откидывает голову назад и закрывает глаза, а потом чувствует, как опускается ему на бедра вес чужого тела.

— Расслабься. Безобидная мошка, ага? Я не сделаю ничего, чтобы тебе не понравилось, просто, если что-то придется тебе не по вкусу, скажи об этом, - раздается у самого уха. Чужие пальцы забираются ему под футболку, очерчивают мышцы пресса. Спокойное, теплое дыхание над ухом пахнет мятой и цитрусом. Пирс напрягается, когда язык Кайна оставляет на его шее влажную дорожку. Непривычно. Гладит по животу и бокам, медленно, неспешно, с интересом, как исследователь. Ищет точки соприкосновения, находя – улыбается в изгиб шеи. Визг молнии на толстовке, шорох ткани. Подцепляет пальцами его футболку и тянет вверх, Эйден помогает избавить его от верхней одежды. Стена контрастно холодная по сравнению с горячими ладонями, неспешно изучающими его тело. В голове пустота, никакой картинки, все ощущения сосредоточены на осязании. Он приглушенно шипит, когда на тонкой коже его шеи сходятся крепкие зубы. Кайн замирает, и Пирс пальцами прикасается к коротким, колючим волоскам на его выбритом затылке, успокаивая и призывая к дальнейшему действию.

Ладони оглаживают его по плечам, в то время как руки Эйдена ложатся на непривычно широкую и крепкую талию. Девушки утонченнее и мягче. От кожи сладко пахнет молоком и медом, банально, но приятно для обоняния. Цепочка поцелуев от прикушенных ключиц, до шеи, потом до губ. Поцелуй мягкий и ненавязчивый, Кайн ждет, и хакер поддается, приоткрывает губы. Ему нравится тонкая боль, когда блондин прикусывает его язык, неспешно сдавливает до того момента, пока Эйден не начинает сопеть. Теперь он плотно прижимает его к себе, обнимает за талию и целует чуть более яростно, окончательно убивая всю нежность. Пирс никогда не был любителем «сладкого», его язык пропитан горьким кофе, и он разделяет этот вкус на двоих. Спину жжет от оставленных чужими ногтями полос, которые моментально проступают алыми бороздами на бледной коже. Эйден гортанно и низко рычит. Кайн отникает от его губ, сползает ниже, оставляя смазанные поцелуи на его щеке, шее, груди и животе. Прикасается пальцами к прорисовывающейся под тканью джинс эрекции, Пирс шумно втягивает в себя воздух сквозь сомкнутые зубы и нетерпеливо дергается на месте, наблюдая за тем, как следящий расстегивает пуговицу и молнию его штанов, а потом аккуратно стягивает все это с него. Непривычно. Кайн внимательно смотрит на него.

— Все в порядке, - охрипшим голосом говорит мститель и кивает головой. Странно, но приятно, он не чувствует отвращения или нежелания. Он забывает, как дышать, когда мягкие губы обхватывают головку его члена. Он приподнимается и кладет руку на голову блондина, гладит его пальцами по затылку. Кайн принимает его максимально глубоко, замирает на несколько секунд и сглатывает, на мгновение сдавливая головку члена глотательными мышцами. Эйден бы кончил, если бы не пальцы, плотно обхватившие основание его члена. Все движения следящего издевательски плавные и неспешные. Хочется большего, хочется чего-то более жесткого. Кайн умеет читать язык тела.

— Постарайся сдерживать себя хотя бы первые десять минут, хорошо? Не хочу потом отлеживаться от чужого чрезмерного старания, - Пирс кивает головой, сквозь пелену одурманивающего его желания сложно различать слова, но смысл он понимает. Теперь его глаза не закрыты, наблюдение лишь разжигает интерес.

Хакер сдерживает порывы своего тела до тех пор, пока Кайн полностью не опускается на него. Пальцы следящего сдавливают его плечи до белизны на костяшках, боль отрезвляет. Пирс гладит его по спине и шепчет что-то бессвязное, просит, успокаивает. Улыбка на губах Кайна выглядит вымученной и неестественной. Хакер низко стонет, когда чужие мышцы плотно сдавливают его член, его потряхивает от нетерпения. Ему хочется большего, но он ждет, пока чужое тело привыкнет к его размерам, пока привыкнет к чувству наполненности. Порывистый вздох при первом толчке звучит облегчением и благодарностью. Жарко, узко, искушающе. Он приподнимается, прижимается головой к груди блондина, прикусывает терпко пахнущую кожу, слизывает проступившие капли пота.

— Я хочу… по-другому, - бессвязно шепчет он и, плотнее прижав тело Кайна к себе, переворачивает его на спину и укладывает на кровати. Когда он резко вторгается в его податливое тело, он смотрит ему в глаза и не видит там боли. Еще раз, и еще, с каждым разом все жестче и резче, до исступления. Блондин просовывает руку между их телами и, лаская себя, шумно дышит, реже – стонет, когда Пирс вторгается в него до основания, проникая максимально глубоко и заполняя собой. Дыхание на коже горячее, но не горячее покрытых испариной тел. Руки дрожат от перенапряжения, и Эйден припадает на локти, оказываясь максимально близко, он тянется за поцелуем и получает его. Кайн стонет ему в рот, и это окончательно срывает всякую попытку быть мягче. Пирс редко бывает искренним в своих порывах, сейчас, не контролируя свой рассудок, он максимально честен. Он вколачивается в тело под собой с остервенением и жестокостью, не контролируя себя, ловя губами, чужое дыхание и несуразные слова, смысла которых даже не стремится понять. Кайн под ним дышит еще чаще и теперь его редкие стоны похожи на скулеж, в уголках глаз скопились слезы. Еще несколько движений, мгновение на понимание близкого исхода, и он выходит из блондина, обхватывает ладонью свой член и спешно доводит себя до оргазма, заливая смуглую кожу следящего мутно-белым семенем, которое потом смешивается с семенем самого блондина.

Пирс едва находит в себе силы для того, чтобы оттолкнуться от кровати и лечь рядом на бок. Кайн прижимается к нему спиной, и Эйден обнимает его, прижимая еще плотнее, целует в покатое плечо, слегка прикусывая.

— Это было… сильно, - шепчет мститель и кривит губы в натянутой усмешке, Кайн тихо хмыкает.

— Придется подарить тебе новые простыни, - как бы между делом констатирует он, и теперь приходит пора Пирса посмеиваться.

— Для двоих душевая кабинка слишком маленькая, так что я пойду первым, - вновь заговаривает блондин и, собравшись с силами, поднимается и направляется в душевую. Эйден наблюдает за ним до тех пор, пока стекло окончательно не запотевает. Он слышит скрип, какой бывает при соприкосновении кожи и стекла. «Ко мне», проступают буквы на запотевшем стекле, и Пирс легко срывается с места, переступает порог стеклянной перегородки и вжимает тело блондина в кафельную стену, впиваясь в него с новой яростью и нетерпением. Где-то снаружи солнце заливает пробуждающийся город теплым светом, но им нет до этого дела.

* * *


— И все-таки, кто дал тебе наводку? – Пирс поворачивает голову к плечу и смотрит на сгорбленную спину Кайна, который увлеченно пытается обойти систему безопасности на его компьютере исключительно из спортивного интереса. Эйден следит за его действиями в системе со смартфона, кем бы он ни был, он не даст ему зайти слишком далеко.

— Ну, знаешь… это вроде как тайна и все такое, - бубнит блондин, щелкая клавишами и цокая языком всякий
раз, когда на экране загорается красная табличка запрета.

Трель входящего видео вызова звучит неожиданно для обоих, на мониторе компьютера отражается ник: «Хулиган17». Пирс про себя отмечает тот факт, что Кайн как-то слишком суетливо отъехал на стуле подальше настолько, чтобы не попадать в зрачок веб-камеры. Хакеры скрытны по своей природе, но есть что-то подозрительное и странное в его поведении. Не утруждая себя сборами Эйден принимает вызов, лицо Клары на экране выглядит задумчивым.

— Пирс, кажется, я нашла твоего клиента. Не поверишь, он сейчас находится в одном из твоих убежищ, - увлеченно щебечет девушка, а потом поднимает глаза на транслирующуюся картинку. - С тобой все нормально? – Клара не то удивлена, не то чем-то возмущена.

— Да, а что такое?

— Просто ты сейчас расслабленно валяешься в том самом месте, где ошивается индивид который, как ты помнишь, надоедал тебе фактом своего существования на протяжении нескольких дней?

— Этот? – Пирс с помощью смартфона переводит зрачок камеры на забившегося угол блондина.

— Кайн? Какого хрена лысого… Постой… Так, это… а почему… Где твоя толстовка, или футболка, или рубашка, или что ты там носишь? Хотя нет, стой… только не говори, что… - до Клары наконец-то доходит понимание того, что она только что увидела. - Сукин ты сын, да ты издеваешься! Когда я говорила «развлечь» я не имела в виду…

Клара так и не успевает довести свою мысль до логического завершения потому что свет в убежище вырубается. В окружающей темноте слышно только гневное сопение Эйдана.

— Кажется, тебе есть, что мне рассказать, Кайн, - голос у хакера такой, будто он только что вышел на тропу войны.

— Разве? Может быть лучше… выпьем по чашечке черного кофе без сахара?

@темы: фанфик-мой, фанфик - слэш, фанфик, слэш, fanfiction, Watch_Dogs, Monday

URL
   

главная